Главная » Копилка творчества » Сочинительства Войти
Разделы

- Политика клуба

- Актив клуба

- Альпклуб в лицах

- История альпклуба

- Вступить в клуб

- Контакты

- Наши тренировки

- Расписание занятий и тренеры

- Скалодромы

- Рейтинг участников

- Положение о клубе

- Учебный план 2017 – 2018

- Членские взносы

- Правила проведения альпинистских мероприятий

- Разрядные требования

- Учётная карточка альпиниста

- Положение о рейтинге

- Статьи, лекции

- Отчёты о восхождениях

- Карты

- Список необходимого снаряжения

- Сочинительства

- Фотоальбом

- Видео

- Газета клуба

- Форум

- Группа ВКонтакте


Непальские заметки

Яна Менжевицкая

Непальские заметки

Наконец-то! Россия, индийский аэропорт — всё это вчерашний день. Мы в Непале!!! В Непале! В Непале... Встречающий нас водитель говорит, что помнит меня. Удивлена. Впрочем, не так уж прям чтобы очень — привыкла к этому. Меня трудно забыть, я выделяюсь.

Едем по Тамелю. Знакомые улочки. Знакомые запахи, звуки. Знакомое беспорядочно-спокойное движение. Испытываю полнейший восторг. Вспоминаю себя год назад. Ощущения изменились — нет того ступора, нет сомнений и робости, нет мыслей типа «Куда меня, блин, занесло?». Отель Космик. Тот же, что в прошлом году. Заселяемся. Тот же номер. Те же люди. Так приятно видеть знакомые лица среди непальцев. Вижу счастливую улыбку Мариши. Вспоминаем, как не могли сделать ни шагу из отеля — впали в ступор от хаотичного движения. Смеёмся.

Завтра в горы. Горы. Гималаи. Как они манят! Как хочется увидеть их. Как хочется ощущать их величественную силу, восторгаться ими, дышать ими, просто быть рядом. Поскорее бы наступило завтра...

***

Вся наша почти девчачья команда в сборе и готова к выходу на маршрут.

Дашка. Альпинистка. Спортсменка, бегающая многодневные марафоны. Очень светлый человечек, от которого веет теплом и дружелюбием. Гид-инструктор. Главное действующее лицо — без нее этого путешествия не было бы.

Мариша. Умная. Красивая. Обаятельная. С очаровательнейшей улыбкой. Респектабельная. Стильная. Казалось, у нас с ней очень мало общего. И все же мы как-то сдружились. Для меня она — Марусик. Мой дорогой Марусик. И этим сказано все.

Марианка. Замечательная. Сильная. Интересная. Компанейская девчонка. Генератор хорошего настроения и бодрости. С ней легко и приятно, свежо и весело.

Юля. Описать Юлю, пожалуй, труднее всего. С одной стороны, спокойная и серьёзная. С другой — живая и весёлая, любящая и тонко чувствующая юмор. Кавказские горы для Юли — будто родные. Хотя живёт она далеко от них.

Витёк. Гид-гитарист. Альпинист в шлепанцах. Широкой души парниша. С озорным огоньком в глазах. Обожающий родной край, родные места. Любимая девушка, горы, море, цветы и животные — вот то, чем он живет, чем дышит. Больше ничего вроде не надо.

И, наконец, я, Янка. Эмоциональная, порой даже чересчур. Упрямая. Чем только не увлекающаяся. Вечно мечтающая о несбыточном. Вечно стремящаяся, рвущаяся куда-то вверх и не только в плане гор. Обожающая скорость и экстрим.

Вот такая компания. Разномастная, разношерстная, разновозрастная. Объединяет нас одно — любовь к горам.

Для четверых из нас — Мариши, Марианны, Юли и меня — это будет первый поход на высоту более 5-ти тысяч метров. Интересно, волнующе и даже немного боязно. Как все сложится? Мариша и Юля хотят дойти до Кала Патара (5500 м). Я и Марианна решаемся на более смелый проект — Айленд-пик (6189 м.). Желания нам уж точно не занимать, но хватит ли сил?.. Мы не знаем. Нам остаётся только надеяться на то, что всё будет хорошо.

***

Маленький самолётик, рассчитанный самое большее человек на 14-16, уносит нас из Катманду в Луклу — местечко, откуда начинается наш треккинг. Я ёрзаю — с сиденья видна кабина пилота и мне интересно всё: каждая кнопка, каждое движение пилота. А что там такое красное мигает? А где можно увидеть координаты? Хочется хоть немного прикоснуться к таинству управления самолётом... Но самое главное — горы. Одна за другой, сменяя друг друга, проносятся, мелькают, кружатся цепочки горных массивов. Величественные белоснежные вершины и маленькие темно-зеленые пики; остроконечные и покато-пологие хребты; впадины, долины, ложбины... Улыбаюсь. Сидящий справа от меня пожилой мужчина улыбается мне в ответ. Почему-то сразу решаю, что он из Японии, хотя точно также можно было подумать о китайце или корейце. Многие пассажиры фотографируют: горы, видимые из окна иллюминатора, салон, стюардессу, кабину и спины пилотов, самих себя. Я не исключение.

Снижаемся. Чувствую странные толчки в спину. Оглядываюсь. Девушка, сидящая за мной, зажмурив глаза, вцепилась в спинку моего кресла — ей, видимо, страшно. Мне не страшно. Мне весело, интересно. Только уши заложило.

Приземлились. Выходим. Маленький аэропортик забит интернациональным народом. У входа в ожидании реальной работы толпятся шерпы-носильщики. Мы устремляемся к багажной стойке. Даша договаривается с Нимой — «бригадиром» наших шерпов. Еще несколько минут переговоров, укладывания багажа, утряски туалетных и прочих дел, и мы в пути. Треккинг начался. Ура!

***

У Мариши день рождения. Надуваем шарики. Много. Разных цветов — розовые, зеленые, голубые, желтые. С разными рисунками. Торжественно вручаем их Марише. Она, немного смутившись, смеется — ну как с ними идти? Находим выход — прикрепляем их к рюкзаку. Идем. Народ останавливается, оглядывается, улыбается. Шариков остается все меньше — Марина дарит их каждому встретившемуся по пути ребенку. Похоже, дети прежде никогда не видели такого чуда и теперь счастливо улыбаются, зажав подаренное в ручонках.

Настроение у нас радужно-боевое. Несмотря на довольно затяжные подъёмы мы, кажется, готовы летать.

Вечером чай с тортом. По-непальски. Торт, хоть и не совсем торт — скорее уж, шоколадный бисквит, но зато со свечками. Аккуратно, стараясь, чтобы гуляющий в столовой ветерок не потушил и так робкий огонёк свечей, Витька и Даша вносят угощение. Маришка, уверенная, что на сегодня сюрпризы окончены, ахает. Хозяйка лоджии — крепкая красивая женщина лет 45 — завязывает на шее Мариши традиционный непальский шарфик. Витя берет гитару. Голос у него не очень сильный, но необыкновенно приятный. Тихий спокойный непальский вечер быстро превращается в вечер песен и смеха.

***

Подъём в Намче Базар (3440 м). Вспоминаю, как накануне Даша говорила, что, по словам многих путешественников, прошедших сей маршрут, это место — чуть ли не самое тяжёлое. Это кажется странным. Технически сложности никакой, обычный пешеходный подъёмчик. Проходят его примерно часа за 1–2. Но это первый долгий подъём на маршруте. И чисто психологически кажется, что преодолевается он в два счета. Поход же только начался, сил-то вроде достаточно...

Вот и мне, как и многим, хочется легко и быстро пролететь этот подъём. Благо силы есть. Благо ведь подъём, а не спуск, которого я так боюсь. Куда там. Примерно на середине подъёма меня полностью вырубает. Ноги будто свинцовые. Все силы словно испарились. Дышу, как загнанная собака.

Я ошарашена, разочарована. В мозгу сквозит полное непонимание — почему так тяжело?! Почему, как и год назад, на второй день треккинга я чувствую, что идти дальше просто не могу? Это какая-то тенденция или что? Значит ли это, что завтра я, как год назад, просто встану и побегу впереди всех? Хорошо бы... Но пока, на этом подъеме Даша буквально ведёт меня. Шаг — другой — отдых, шаг — другой — опять отдых. Смотрю на других — вроде всё нормально, идут. Ругая себя, упрямо ползу вверх. А через каких-то 2 часа, немного отдохнув, свободно и легко гуляю по Намче — как будто и не было всего этого. Думаю. Похоже, несмотря на все тренировки, выносливости у меня практически нет. Но вот восстанавливаемость удивляет. Интересно, что будет дальше...

Намче Базар. Любопытное место. Заблудиться вроде не заблудишься, Намче не настолько большой. Но какой-либо дом и путь к нему отыскать сходу трудно. Кругом лоджия на лоджии (дом на доме), маленькие узкие улочки-переулочки и, конечно, горы. Если смотреть сверху — весь городок напоминает гигантскую ступенчатую чашу, со всех сторон окруженную горами. Видны пяти- и шеститысячники. Так и хочется опять идти, идти и идти. Но завтра у нас день отдыха. Для акклиматизации. Всё-таки мы уже на высоте около 3500 м. Несмотря на это, никаких признаков так называемой «горняшки» (головной боли, тошноты и проч.) не ощущаю. Видимо, как говорится, ещё не вечер.

На улочках Намче лавка на лавке, товар на товаре, продавец на продавце — избыток треккинговых, сувенирных и т.п. вещей. Подхожу, смотрю. Интересуют карты маршрутов. Их названия говорят сами за себя — Everest Base Camp (карта маршрутов к базлагу Эвереста), Mera Peak (карта для восходителей на Мера-пик), Gokio Trek (карта треккинга к высокогорным озерам Гокио), Island Peak (карта для восходителей на Айленд-пик) и т.д. Покупаю карту, на которой обозначен наш маршрут — к Айленд-пику через озёра Гокио. Позже, в просторной столовой лоджии, Даша обводит на карте уже такие знакомые по интернетным рассказам и программе названия деревень, в которых планируется остановиться — Мачермо, Гокио, базлаг Айленд-пика, Лобуче, Дингбоче, Тенгбоче... Обсуждаем маршрут. Одним из самых трудных участков маршрута является перевал Чо Ла (5560 м). Путь от ближайшей деревни с одной стороны перевала до ближайшей деревни с другой стороны — не менее 10-12 часов. Плюс высота. Этот перевал занимает мои мысли последние полгода, прохождение высокогорного перевала (1Б-2А категории сложности по нашим альпинистским меркам) манит меня не меньше, чем восхождение на шеститысячник. С нарастающей тревогой думаю, что мне остается только надеяться на то, что мой организм к тому времени уже привыкнет к нагрузкам. Словно прочитав мои мысли, Даша говорит, что завтра, несмотря на день отдыха, нужно как можно больше двигаться, чтобы организм привык работать на высоте. Завтра у нас радиалка. Должны подняться почти до 4000 м. и спуститься обратно. Перед сном даю себе установку — постараться подобрать такой темп хода, чтобы всегда оставались силы.

***

Снова в пути. Впервые на высоте более 4000 м. Недостаток кислорода во вдыхаемом воздухе никак не ощущается, кажется, что всё точно также, как обычно. Однако собственный организм обмануть невозможно: немного побаливает голова и чуть тошнит — так он пытается приспособиться к новым условиям. Часа через 2 недомогание и неприятные симптомы горняшки проходят.

Иду я медленно, намеренно стараясь отстать от группы. Вдалеке поворот. Наши портеры прошли его раньше всех. Дашу, Витю и Марианну тоже уже не видно. Вскоре за поворотом скрылись и Юля с Маришей. Я остаюсь одна. Одна среди серых камней и окружавших гор. Одна в этой бескрайней серой горной пустыне. Останавливаюсь, оглядываюсь вокруг. Никого. Нигде. Странное чувство нереальности происходящего накрывает меня. Становится очень страшно, но в то же время, погружаясь в атмосферу безлюдности, тишины и покоя, словно впитывая её в себя, я испытываю какой-то благоговейный трепет и восторг. Иду дальше. Пройдя поворот, вижу спины девочек. Думаю о том, что такие моменты не только заставляют почувствовать, что человек — это песчинка в огромном мире, но и несказанно радоваться тем, кто рядом.

***

После очередного шестичасового перехода хочется на ужин побаловать себя чем-нибудь вкусненьким. Пожалуй, сейчас больше всего хочется сосисок, колбасы. Но об этом здесь, в Гималаях, на высоте более 4-х тысяч метров, можно только мечтать. Ммм... Колбаса! Иногда мечты сбываются. Вспоминаю про имеющийся у меня финский сервелат. Тащу в столовку. С интересом наблюдаю, как наши портеры, подавая нам ужин, искоса поглядывают на сервелатинку. Говорю, что угощаю всех. Нима приносит здоровенный нож. Режет им сервелат. На кусочки. Нет, на куски. Нет, и это не подходит. На кусищи. Шириной примерно в два пальца. Пытаюсь подавить смех — сама ведь иногда режу почти также. Ну, может, чуть лучше.

Мариша первой не выдерживает такого издевательства над сервелатом. Срочно отбирает у Нимы нож. Режет. Так аккуратненько. Ровнёхонькими тоненькими кусочками. Нима понял. Взяв у Мариши нож обратно, пытается повторить её шедевр. Почти получается. Аплодируем ему. Довольный собой, Нима разносит нарезку, угощая всех, кто находится в столовке — ребят-портеров, альпинистов из других групп. Нарезки много, всем хватит. Наблюдаю, как загораются глаза у ребят. Практически всем хочется чего-то необычного. Сервелат здесь в полной мере подходит под определение этого необычного. Едим. Я радостно беру кусочек, другой, третий... Хорошая компания. Сервелат. Картошка. Хлеб. Чай. Веет чем-то таким знакомым, таким родным.

Казалось бы, обычный простой сервелат. А сколько приятных эмоций. Мысленно благодарю свою маму — как хорошо, что она настояла на том, чтобы я взяла с собой в Непал этот замечательный мясной продукт...

***

Акклиматизационная радиалка — прогулка по хребту Кьяджо Ри до высоты 4900 м. 3 часа дня. Подъём. Высота где-то 4700 м. Я не отхожу от Марины, которой ещё несколько часов назад было не очень хорошо. Идём. След в след, шаг за шагом, остановка за остановкой. Медленно. Тяжело. Остальные ушли далеко вперёд. Издалека видно только спину Юли. Марина идет всё медленнее. Время на часах постепенно близится к черырём. 4 часа — это время, когда надо определиться: идти дальше или поворачивать назад. Мы пока идём дальше. До конца пути осталось не так уж много. По мере того, как мы поднимаемся, погода меняется. Становится очень холодно. Дует сильный ледяной ветер, заставляющий шататься, сжиматься, прятаться в капюшон. Быстро набегает туман. Понимаю, что мы идём слишком медленно и одеты слишком легко для такого темпа. Думаю о том, сможет ли Марина идти быстрее. Очередная остановка. Вижу абсолютно белое, как бумага, лицо подруги. Сине-фиолетовые губы. Замедленные движения очень уставшего, больного человека. Полуобморочный взгляд. Выбора не остается. Стараясь оставаться спокойной, командую — «Вниз!». Маринка только еле кивает головой. Сквозь ветер и надвигающуюся непогоду, кричу Юле. Юля не слышит. Набрав воздуха, еще и еще раз кричу. Наконец, услышала, махнула. Поняла, значит. Спускаемся. Хотим как можно быстрее. Получается медленно. В теплых карманах мармотовской куртки пытаюсь незаметно от подруги хоть как-то согреть замерзшие руки. Но это возможно только на теперь уже редких секундных остановках — без треккинговых палок я могу подниматься, но не спускаться. Несмотря на свое состояние, Марина замечает мою возню. Пара перчаток, которые ей дала Даша в начале подъёма, почти насильно кочует от Маринкиных рук к моим окоченевшим и уже болевшим пальцам. Немного согрев пальцы, отдаю перчатки обратно. Туман уже такой, что на расстоянии 2-х – 3-х метров ничего не видно. Ветер, кажется, усилился. Спешим вниз. Внизу безмятежность и спокойствие. И горячий чай. Такой необходимый, такой вкусный. Спускаемся. Тумана уже почти нет, он остался там, наверху. Уже видны домики-лоджии, шерпы, туристы-альпинисты. С каждым шагом мы приближаемся к ним, к жизни. Периодически посматриваю на Маришу. Вроде немного отошла, идёт. Уже легче. Думаю об остальных девочках. Оглядываюсь назад, смотрю вверх. Никого не видно. Но за них я особо не беспокоюсь — с ними бывалые Даша и Витя. Спустя еще несколько минут, перед нами возникает наша лоджия. Мы пришли. Нас ждет воистину божественный в горах напиток — горячий чай с молоком.

***

9 мая. Раннее утро. Подъем на пик Гокио Ри — пешеходный пятитысячник. Идём уже больше часа. Разным темпом. Витя где-то далеко впереди, Юля — позади, Марианна и Даша рядом. Нет Мариши — горняшка отняла у неё возможность пойти наверх.

Высота даёт о себе знать усталостью и отсутствием достаточного количества сил. Каждый шаг даётся уже не так бодро и легко, как в самом начале подъёма. Спрашиваю у Даши, сколько еще до вершины. Отвечает, что примерно часа полтора. Оцениваю расстояние и силы. Очень хочется поэкспериментировать — пойти настолько быстро, насколько смогу. Но, подумав о спуске, решаю экономить силы — идти чуть медленнее и отдыхать чуть чаще. Идём. Стараюсь идти ровно, считаю шаги. Хочется идти в своё удовольствие, хочется фотографировать. Но не могу. Понимаю, что Даша из-за меня идёт не своим темпом, крайне медленно для себя. Это немного давит. Плюс возникает такое чувство, как будто надо сделать срочную работу, а начальник стоит у тебя за спиной и наблюдает, как ты работаешь. Ты нервничаешь и от этого делаешь работу намного медленнее. На очередной остановке хочется отдохнуть, набраться сил, постояв чуть подольше, чтобы сделать решающий рывок до вершины. Слышу твердый голос Даши: «Ян, надо либо идти наверх, либо спускаться, а не стоять по 3 часа!». Это на миг заставляет задуматься. Совсем непонятно, почему Даша подгоняет меня, в то время, как шедшую позади Юлю уже даже не видно, настолько она отстала. Значит, именно для меня так надо. Немного ускоряюсь. Вершина уже близко. Поднимаемся. Сил осталось мало, но чем ближе вершина, тем чувствую себя все лучше и лучше. Открылось второе дыхание.

Вершина. Высота 5380 метров. Первый в моей жизни пятитысячник. Эх, если бы Мариша смогла оказаться здесь! Оглядываюсь, верчу головой, поворачиваюсь. Не могу наглядеться. Сагарматха-Джомолунгма-Эверест. Лхоцзе. Макалу. Чо-Ойю. Все — восьмитысячники. Панорама Гималаев. Ущипнула себя. Нет, мне это не снится. Уже не снится. Где-то внутри все замерло от восторга. Хочется кричать, но не могу издать ни звука. Хочется прыгать от радости, но безмолвное величие Гор останавливает, заставляет сдержанно радоваться всему этому и благодарить их за то, что позволили увидеть себя так близко. В какой-то момент хочется на некоторое время остаться наедине с Горами. Это невозможно — на вершине много народу. Из разных стран, разных национальностей. Улыбаемся, приветствуем, поздравляем друг друга. В основном, по-английски. Вдруг слышу испанскую речь, говорю по-испански «Ола!». В ответ — «Ола! Ле фелисито!». Ребята из Севильи. Никого из моей группы рядом нет, все разбрелись кто куда.

Стою. Смотрю. Думаю. Наслаждаюсь. Пытаюсь поверить своим глазам. Снимаю, фотографирую. Испытываю острую боль от того, что нет Марины, что не может она насладиться всем этим вживую. Больше всего мне сейчас хочется стоять здесь с подругой. Снимая кадры, стараюсь снять так, чтобы потом человек, который прошёл весь путь до Гокио, но не смог пойти на Гокио Ри, хоть немного почувствовал, что он был там с нами. Несколько минут сижу, гляжу на тот самый Эверест, ради восхождения на который люди иногда ставят на карту всё, даже свою жизнь. Думаю, стоит ли это того? Ответа у меня нет. Вижу Марианну, ей не очень хорошо, подводит желудок, но в ее глазах бесконечный восторг. Вижу Дашу, в её глазах радость за нас, за меня. Витька настраивает фотик на автофото — подошла Юля. Фотографируемся все вместе. На вершине уже почти никого нет — все ушли вниз. Собираемся и мы. Говорю шепотом Горе «Спасибо!».

Бросаю последний взгляд на восьмитысячники, на Эверест. Даша даёт мне руку. Начинается спуск. Шатаюсь. Чувствую, как ноги дрожат, становятся ватными. Координация движений съехала совсем. Кажется, что сейчас вот-вот упаду. Но иду. Мимо бегом проносятся непальцы, спокойно спускаются другие люди. Шедшая позади Юля обгоняет нас с Дашей. Думаю о том, как же они так спокойно и легко могут спускаться? О том, что если я хочу ходить и дальше в горы, надо усиленно тренировать именно спуск, надо решать проблему страха. Не понимаю, чего боюсь. Высоты? Но я совершенно спокойно смотрю вниз. Посмотрела далеко вниз. Убедилась, что мне совсем не страшно. Так чего же боюсь, блин?.. Спускаемся. Трудно. Медленно. Прошло много времени, а пройдена лишь половина пути. Даша молчит. Понимаю, что без меня она бы уже давно прошла спуск. Отчетливо ощущаю себя обузой, мешком на шее. Хочется пойти самой, хочется доказать, что я могу спускаться без чьей-либо помощи. Отпускаю её руку, говорю, что пойду одна. Даша уходит вниз, но далеко не отходит. Спускаюсь. Напряжение достигает максимума, начинают ныть шея и плечи, сводит пальцы ног. Иду, пытаясь не обращать внимания на боль. До конца спуска ещё далеко. Стараюсь идти максимально быстро, но когда сравниваю себя с другими, понимаю, что ползу черепашьим ходом. Но всё равно, стараюсь гордиться собой — ведь всё-таки спускаюсь. Сама. Потихонечку. А по лицу текут слезы. Сзади подходит задержавшаяся на вершине Марианка. Предлагает руку. Отказываюсь, она не отступает, берет под руку. Сил спорить уже нет. В голове настойчиво вертится мысль «Только бы дойти!».

Дальнейший спуск преодолеваем вдвоём, вместе, но настрой почему-то совсем иной, нет мысли, что я обуза. Видимо, перегорело, отпустило. На тот момент. А потом накрыло — в комнате-номере лоджии меня прорывает. Плачу. Ощущения радости и восторга, которые я испытывала на вершине, становятся очень далекими. Они как бы стерты, вытолкнуты из памяти тяжёлым спуском. Почему всё это дается так сложно, так тяжело? Ведь я же тренировалась. Почему я оказалась такой слабой? Эти мысли словно преследуют меня почти весь маршрут. В запальчивости говорю, что не стоит всё это того... Вдруг вспоминаю, что сегодня 9 мая. День Победы. Становится стыдно. И уже нестерпимо хочется идти дальше, выше. Несмотря ни на что. В ушах так кстати звучит сильный голос Екатерины Гусевой, слова песни:

Опять судьба прикажет победить

И падая, судьбе не покоряться.

Мечта, дай волю слезы проглотить,

Любовь, дай силы мне до звезд подняться...

Поднимаюсь с кровати. Вижу безумно уставшее от недосыпания и головной боли перепуганное моими слезами лицо Мариши. Отчетливо осознаю, что завтра нам с ней придется идти вниз. Но где-то далеко, в глубинах сознания ещё теплится немного эгоистичная искорка угасавшей надежды: а вдруг, вдруг ей станет лучше? Говорю себе, что о завтрашнем дне я подумаю завтра, а сегодня... Сегодня пусть живет та искорка.

***

Идём с Мариной вниз. Раздваиваюсь. Голова точно знает, что я поступила правильно. Но тело, сердце и душа просятся наверх. Не могу удержаться от слёз. Подходит Мариша, обнимает. Она все понимает: «Ведь ты же не могла меня бросить? Пусть это тебя хоть немного утешит. Ты потом сама поймёшь, что так будет лучше». Кашель и начинающийся насморк словно подтверждают слова Мариши. Но уязвленное самолюбие — страшная вещь. Оно, как пиявка, впивается в моё сознание и кричит: «Даша так легко отпустила тебя вниз не из-за Марины, которая могла бы спокойно спускаться и одна (с портером). Она просто перестраховалась. Думает, что ты не смогла бы пройти перевал. А в случае чего, тебе было бы не с кем пойти обратно». Думать так больно. Понимаю, что отчасти Даша права, спуск с перевала для меня мог оказаться слишком тяжёлым. Но также понимаю, что если бы Марина смогла пойти на перевал, такой дилеммы — спускаться или идти на перевал — не было бы вообще. Ни для меня, ни для Даши. Но мне необходимо, чтобы это понимала и Даша.

Идём. Потихонечку. Хочется остаться ненадолго одной. Увеличиваю темп. При этом понимаю, что надо, чтобы подруга видела меня, а я — её. Оглядываюсь, убеждаюсь, что расстояние между нами довольно большое, но в пределах видимости. Несколько минут мы идём так. Постепенно осознаю следующее: да, мне до боли жалко, что я не пройду перевал и вообще маршрут до конца. Но вот такой парадокс — одновременно с этим, я не жалею, что приняла именно такое решение, я не могла иначе. Думаю о том, что если бы я пошла на перевал, я бы прошла его. Это подтверждается тем, как бодро я сейчас иду. Да, я бы прошла перевал. Но как потом я смотрела бы в глаза Марише? Успокаиваюсь. Жду Марину. Улыбаюсь ей. Всё хорошо.

***

Продолжение следует :)

Теги: Гималаи

ЯкНамче БазарНа фоне шеститысячника ТамсеркуЭверестКрасоты НепалаБуддистская ступаЛедник Нгозумба. Озёра ГокиоНа фоне далёкого восьмитысячника Чо-Ойю4600, на подходе к ГокиоАма-Даблам9 мая. Вершина Гокио Ри (5380 м)

Возврат к списку