Главная » Копилка творчества » Сочинительства Войти
Разделы

- Политика клуба

- Актив клуба

- Альпклуб в лицах

- История альпклуба

- Вступить в клуб

- Контакты

- Наши тренировки

- Расписание занятий и тренеры

- Скалодромы

- Рейтинг участников

- Положение о клубе

- Учебный план 2016 – 2017

- Членские взносы

- Правила проведения альпинистских мероприятий

- Разрядные требования

- Учётная карточка альпиниста

- Положение о рейтинге

- Статьи, лекции

- Отчёты о восхождениях

- Карты

- Список необходимого снаряжения

- Сочинительства

- Фотоальбом

- Видео

- Газета клуба

- Форум

- Группа ВКонтакте


Счётчики


Яндекс цитирования
Хибины 2011

Иван Феофанов

Хибины 2011

Подготовка

«Торговля железом завсегда была делом воровским,
посему оклад установить мизерный,а раз в год одного вешать,
дабы другим неповадно было».
Пётр I.

Весной в стане новичков началось активное шевеление — прошло организационное собрание, посвящённое предстоящему выезду, и были найдены тренеры, которые поедут с нами. Сборы перестали быть чем-то эфемерным, появилось много информации и новых забот.

Прямо на собрании мы определились с участниками, нас получилось три отделения: одно с разрядниками и два с новичками.

Для большинства новичков это была первая поездка в горы. Уже прошли лекции по одежде и снаряжению, оставалось только обзавестись необходимыми вещами. Многочисленные поездки по магазинам, поиски по друзьям и антресолям пап-альпинистов помогли экипироваться всем.

В марте, пока не растаял снег, были проведены несколько технических тренировок для новичков, на которых, в первую очередь, отрабатывалась работа в команде. Это позволило всем сработаться заранее. Новички разбились по отделениям, но не сформировали связки заранее.

Далее отделениям предстояло обзавестись групповым снаряжением. Снова друзья-антресоли-магазины, и все необходимые железки у нас были.

Назначенный организатором, я обрёл новые заботы перед выездом. Нужно было договориться с базой о проживании и питании, с несколькими водителями (для надёжности) о транспорте до Кирова и обратно в Апатиты. Почти до самого отъезда пришлось собирать у участников медицинские справки. Съездил в Федерацию альпинизма — для двух отделений будущих значкистов необходимо было купить значки, нескольким участникам альпкнижки. На сборах у Оли предстоял день рождения, что потребовало заранее озаботиться подарком альпинистской тематики :)

Мы постоянно переписывались по е-мейлу, звонили, общались на тренировках и после них. Отвечать на кучу возникающих вопросов помог форум, где у нас была отдельная ветка для обсуждений. Там же мы вели базу общественного снаряжения.

Наконец, пришло время покупать билеты. На весенние праздники множество туристов, водников, лыжников, альпинистов едут в Карелию или в Хибины, поэтому с местами в поезда мурманского направления очень напряжённо. Один из тренеров ехал на сборы из Запорожья, надо было купить ему такие билеты, чтобы они согласовались с нашими поездами. К счастью, удалось разместиться так, как хотели, что предвещало весёлую поездку!

Выезд

Вечером пятницы мы собрались на Ленинградском вокзале. Настроение у всех было приподнятое! Не было только Володи. Сели в поезд без него, поехали, по телефону узнали, что он опоздал в поезд. Одно из отделений осталось без старосты! Когда наше напряжение достигло апогея, довольный Вовка появился в вагоне — розыгрыш!

В пути пытались разбиться на связки. От обилия идей голова шла кругом. Предлагал выбирать партнёра по формальным критериям, после чего сразу же стал обвиняемым в антигуманности. Начал предлагать более экзотичные варианты: выбрать напарника случайным образом, разыграть в преферанс, менять напарника каждый день. На этом народ успокоился. К моему счастью, после первого же занятия этот вопрос больше никто не поднимал.

Ночью пытались увидеть Белое море. С утра количество снега на земле увеличилось, местность стала всё более холмистой, появились горы — мы приехали в Апатиты.

Хибины

В Апатитах закинули гору рюкзаков в автобус и отправились в путь. На подъездах к Кировску начал узнавать знакомые силуэты гор. Отовсюду были слышны обрывки разговоров: «..явр», «чорр», «йок». Саамские названия очень непривычны, но быстро запоминаются.

А в Кировске всё-таки весна! Вроде и прохладно, а сугробы значительно меньше, чем два месяца назад — тогда они были трёхметровой высоты, и тротуары напоминали снежные крепости, а остановки были забиты снегом по крышу.

Мы приехали на базу и шумной толпой начали расселение. Вместе с ребятами выбрали угловую комнату с самыми большими окнами — может и будет холоднее, зато красиво. Зажгли палочку тибетских благовоний, она отпугивала злых духов носков.

После небольшой суматохи с походами друг к другу в комнаты, поисками душа и разборками рюкзаков, собрались и вышли на первое занятие на гору Юкспор, что по-саамски значит «Дугообразный массив». Шли в место с очень странным названием «учебный лавинный кулуар». Я на ходу представлял, чему же там учат и что такое учебная лавина.

Пройдя по заснеженному криволесью, мы поднялись в кулуар, который оказался очень уютным. С высоты открывался вид на озеро Большой Вудъявр и на город. Никто не удержался от фотографирования, хотя погода к этому не располагала: крупными хлопьями шёл снег. На тренировке отрабатывали движение в связках, непроизвольно устроив негласное соревнование с соседним отделением — это добавило азарта участникам.

После тренировки и последующей лекции я решил съездить в город — нужно было запастись различными мелочами. Уговорить составить мне компанию удалось немногих, после тренировки всем было лень двигаться. Вместе с Димой и Вовой мы пошли по дороге в сторону города, вяло пытаясь поймать редко проезжающие мимо нас машины. Наконец, рядом остановилось какое-то ржавое чудовище и повезло нас в сторону города, позвякивая своими железками. Приехали мы слишком поздно, работал только магазин с продуктами, но мы и ему были очень рады. Пользуясь случаем, купили ингредиентов для торта на предстоящий день рождения. Их было так много, что у меня родилась идея сделать на торте эмблему альпклуба, с чем впоследствии прекрасно справилась Настя.

После магазина решили идти на базу пешком, это не очень далеко. По дороге домой немного побродили по территории заброшенной АНОФ-1 — старой заброшенной обогатительной фабрики, насладились атмосферой развалившихся индустриальных построек, посмотрели на некогда помпезный, а ныне сгоревший и разрушающийся вокзал Кировска.

Вечером мы ещё долго не ложились спать и делились впечатлениями от насыщенного дня. Наверное, каждый из приехавших сыграл хотя бы раз в пинг-понг в тот день, да и впоследствии стол не пустовал почти никогда.

Во второй день мы отправились на тот же Юкспорр, но в другое место — одну из «скальных лабораторий». Скалы очень понравились — твёрдые гранитные, с большими удобными зацепками, свободные от снега и льда. Единственный их минус — об острые края очень быстро перетиралась верёвка.

На одной из трасс Женя очень долго спускалась, на наши вопросы «как дела?» отвечала «хорошо!». Михаил Константинович сразу вспомнил альпинистский анекдот в тему:

– Как дела?
– Хорошо!
– Закрепился?
– Нет!
– Зарубился?
– Нет!
– А что делаешь?
– Лечуууу!

Спустившись, предложил Жене перейти на мою трассу, а сам попробовал пройти тот участок. Женя предположила, что надо использовать куст можжевельника, который рос на самом сложном месте. Действительно, пообнимавшись с кустом, вылез наверх, весь в иголках и раздавленных ягодах.

На третий день с утра отрабатывали связки на Юкспорре. Снова перешли в азартный режим и начали обгонять другое отделение.

На четвёртый день после завтрака у нас была запланирована лекция о спасении пострадавших. Мы решили устроить флешмоб и прийти в кабинет в касках. Так и сделали, но инструкторы этого даже не заметили.

С Юлей, Катей и Олей — теми немногими, сохранившими бодрость духа после тренировки, отправились в город. Погуляли по центральной улице, накупили сувениров, нашли свечки, самбуку и все те многочисленные мелочи, которые требуются для её распития.

Вечером заполнили маршрутные листы и нарисовали схемы маршрутов в самом тёплом месте базы — столовой. Восхождение предстояло на хребет Тахтарвумчорр, что по-саамски значит «Хребет долины желанного отдыха». В одном из цирков хребта есть гигантский «Откол», переход на который и представлял основную техническую трудность маршрута.

Девушки, не сидите на холодных камнях —
они нагреваются и трескаются!

С утра пятого дня вышли на восхождение. Подход под маршрут шёл через заснеженную тундру. Солнце ещё не успело прогреть снег, шагать по твёрдому насту было легко и приятно. Постепенно набирали высоту, становились различимы очертания заснеженного озера Малый Вудъявр. Несколько лет назад по ту сторону озера завершался мой летний поход по Хибинам. Тогда на озере было очень оживлённо, а горы вокруг казались совсем неприступными. Сейчас озеро было пустынно, а горы, покрытые снегом, казались невысокими и легкодоступными.

Метрах в двухстах перед нами шло третье отделение, по бокам тропы на снегу мы читали послания, которые они писали нам палками во время остановок.

На перевале сделали небольшую остановку, одели системы и кошки, пофотографировали друг друга в таком героическом виде и отправились в путь. На перевале прошли мимо тура, я не удержался от любопытства и прочитал записку, оставленную там туристами.

Сравнительно быстро прошли гребень, обещанные в описании троечные скалы, похоже, засыпало снегом — на вершинное плато вышли пешком.

На плато хребта Тахтарвумчорр напротив Откола тоже сложен тур, несмотря на то, что верхняя точка находится километра на три севернее нас. Вероятно, он сложен для тех, кто поднимается сюда по кулуару и не заходит на сам Откол. Снял запасную записку третьего отделения на случай, если бы они не нашли тур на Отколе.

Оба отделения в приподнятом настроении фотографировались возле тура, наш инструктор последние метры подползал к вершине, театрально хрипя и задыхаясь, изображая героическое восхождение, как минимум, на Эверест.

Мы с Володей подошли к перемычке, чтобы посмотреть на наш дальнейший маршрут. Получили последние напутствия от инструкторов и последовательно выдвинулись в путь. Провесили перила и стали ждать, пока к нам начнут перебираться наши товарищи. Перемычка оказалась небольшой и не страшной, хотя, судя по эмоциональным описаниям инструктора, всё должно было быть совсем наоборот. Провесить бы здесь троллей…

Сойти со своих мест мы не могли: мы стояли на ледорубах, из которых соорудили станцию. Периодически перекрикивались с товарищами на той стороне. У них происходила какая-то вакханалия с хороводами, песнями и плясками.

После того, как к нам перешли первые участники, мы наконец-то смогли сойти с ледорубов и заняться фотографированием. Чтобы согреться, я решил вытоптать на снежной целине огромные буквы МГУ, которые было бы видно со спутника, заодно отыскал вершинный тур.

Нафотографировавшись и слегка передохнув, все отправились обратно.

«No friends on a powder day»

Михаил Константинович не зря взял лыжи — снег идеальный! Он укатил вниз, за ним поехал Серёга на сноуборде. Мы пытались их догнать пешком, но, естественно, бесполезно, хотя и получили массу удовольствия!

Юкспорр

Тепло ли тебе, девица?
Тепло ли тебе, синяя?

Наши занятия в лавинном кулуаре внезапно перешли в восхождение на Юкспор, которое не менее внезапно закончилось вершиной. Запомнилось то, как пытался высмотреть Ксюшу на базе в бинокль и как мёрз на вершинном плато с потрясающим видом на окрестные рудники. В лавинном кулуаре во время нашего восхождения наконец-то сошла лавина.

Культурная программа

На плато Расвумчорр не приходит весна,
Не плато Расвумчорр все снега да снега
Ю. Визбор

В течение сборов наши мысли были заняты не только альпинизмом. Мы сходили в краеведческий музей, посмотрели, как жили люди, которые начинали промышленное освоение Хибинских гор. В день отдыха совершили большое путешествие на рудник им. Кирова: нелегально пробрались на ру́дник, чтобы посмотреть на до́бычу (так это звучит у горнопроходчиков). По пути на Расвумчорр залезли в сгоревший поезд повышенной сакральности, полазили по перевёрнутому вагону-хопперу, посмотрели на Белазы, вагонетки, пульпопроводы и прочие радости истинных технофетишистов.

После завершения официальной части сборов покатались на горных лыжах, устроили вручение значков новичкам, отпраздновали день рождения Оли, выпили припасённой самбуки.

Горы было уже не узнать: несмотря на два обильных снегопада, снега на них стало заметно меньше, из полностью белых они стали почти чёрными.

Обратный путь

Поезд в Москву отправлялся вечером, после насыщенного событиями дня все были сонными. Лишь наутро к нам вернулась бодрость, и мы занимались обычными железнодорожными делами: давили монеты на рельсах и фотографировались на станциях, употребляли алкогольные напитки и играли в азартные игры в вагоне. И, конечно же, общались, общались, общались.

Главная цель сборов была достигнута: два десятка людей стали ближе друг другу.

«...что мы ищем в горах? И отвечаю: «Человек ищет в горах человека. Дружба, совместная борьба, радость победы разумной воли человека над слепыми силами природы. Без дружбы, без друзей нет альпинизма. Даже созерцание великой красоты гор только тогда может быть полным, когда рядом с тобой друг.»
Я.Г. Аркин


Теги: Хибины

Вид из лавинного кулуараСкальные занятияНа пути к перевалу ГеографовВид с Откола на ТахтарвумчоррВершинная запискаПуть на рудникСуровые хибинские ветра...РасвумчоррВ краеведческом музее

Возврат к списку