Главная » Копилка творчества » Сочинительства Войти
Разделы

- Политика клуба

- Актив клуба

- Альпклуб в лицах

- История альпклуба

- Вступить в клуб

- Контакты

- Наши тренировки

- Расписание занятий и тренеры

- Скалодромы

- Рейтинг участников

- Положение о клубе

- Учебный план 2016 – 2017

- Членские взносы

- Правила проведения альпинистских мероприятий

- Разрядные требования

- Учётная карточка альпиниста

- Положение о рейтинге

- Статьи, лекции

- Отчёты о восхождениях

- Карты

- Список необходимого снаряжения

- Сочинительства

- Фотоальбом

- Видео

- Газета клуба

- Форум

- Группа ВКонтакте


Счётчики


Яндекс цитирования
Алтай. Поездка в Актру

Дима Дементьев

Алтай. Поездка в Актру

Когда мне говорят «Алтай», у меня в голове сразу возникают ассоциации в таком порядке: Башкаус, Чулышман, Мажойский каскад, Чуя, Катунь, Аккемский прорыв... С недавних пор, после рассказов друзей, мой лексикон обогатился ещё и такими словами как Белуха и Шавлинские Озёра. Но «альпинизм» почему-то ну никак не ассоциировался у меня с этими местами. Может быть дело в географии? Но нет, это исключено: с географией у меня всегда была туговато! Правда девушка из страховой компании сильно подняла мою самооценку вопросом «Алтай? Это ведь в Казахстане?»

В общем, когда Лёха предложил поехать на Алтай походить в горы, я вежливо хихикнул и отмазался тем, что у меня мол другие планы и времени нет и денег нет. Хотя в глубине души мне стало интересно, и я написал своему знакомому из Барнаула, который и развеял мои сомнения в том, что альпинизмом на Алтае заниматься можно. И даже почти на любой стадии этой болезни.

Пришло лето, крайние экзамены сданы, стало ясно, что планы сходить на Пик имени Абу Али ибн Сина (по-моему, это лучше, чем называть гору пиком Л#нина, тем более что никакой это не «пик») в этом году не осуществятся, а ехать в Арчу в такой толпе народа мне совсем не хотелось, да и [...идут отмазы...] В общем, недели за две до отъезда ребят на Алтай я позвонил Лёхе и деликатно поинтересовался: не будут ли они против моей компании. Еще через неделю были куплены билет на поезд и самолёт.
Совет: никогда, слышите, НИКОГДА не пытайтесь переоформить билет на другого человека в РЖД!

Информация о районе, которую я нарыл на просторах интернета, была весьма скудная: Почти все маршруты комбинированные, все скальные маршруты камнеопасны, скалы сильно разрушены. Спортивный сезон кончается в июле, в августе посетителей ожидает классическая алтайская погода: дождь со снегом. Информации по маршрутам не было почти никакой, а дорога до лагеря даже на экране компьютера казалась ну очень длинной. Всё это в сумме попахивало приключениями и отчасти безумством. В этом месте я хотел бы выразить особенную признательность Маришке, благодаря стараниям которой, всё это безумство всё-таки переросло в реальность.

25 июля. Я, Марина, 4 рюкзака и 5 коробок загрузились, несмотря на протесты проводника, в поезд и отправились в Барнаул. В поезде мы ели, спали, смотрели фильмы, и... и всё. А еще я вспомнил, что забыл свою альпкнижку дома, и пришлось срочно вызванивать Лёху, чтобы он взял её с собой в самолёт.

28 июля. На вокзале произошло наше счастливое объединение с Алексеем, который таки поступил в Консерваторию, вопреки своим обещаниям (благодаря чему задолжал мне бутылку хорошего коньяка) и с Костей, нашим будущим инструктором. Потратив пару часов в гипермаркете на закупку самых разных необходимых вещей и продуктов, мы совершенно забыли про самое главное — купить тазик... У Марины с этим тазиком были связаны планы по помывке отделения, а мы с Лёхой думали о скоростных спусках по ледовым кулуарам, даже название придумали — скай-тайзинг. Поэтому мы немного расстроились, когда поняли, что остались без альп-таза, но «у нас с собой было». Шампанское. Ну надо же было отметить Лёхино поступление!

От Барнаула до Курая 500 с лишним километров по Чуйскому тракту — очень живописная дорога, своеобразная достопримечательность Алтая. Первые 100 км после Бийска трасса идёт вдоль живописных берегов нижней Катуни — самой полноводной реки на Алтае, а потом уходит на первый перевал — Семинский. Тут я впервые осознал, почему 500 км нам предлагается проехать за 10(!) часов (к слову, рейсовый автобус идёт 14 часов) — высота перевала около 1900м, длина затяжного подъёма, внимание, 11 км! Наш несчастный басик, под завязку забитый вещами, со скоростью маленького ослика, на второй передаче, останавливаясь, чтобы дать остыть двигателю наконец-то заполз на перевал! Ура! А теперь 10 км непрерывного спуска! Наверное, любимое место всех водителей фур...

На трассе таких перевалов всего 2, слава Богу! К сожалению, мы не смогли оценить красоту окружающей природы, потому что темнеть начало ещё когда мы поднимались на Семинский перевал. Остановились переночевать на берегу Чуи рядом с Кураем. Быстро поставили палатки и завалились спать. Так подошёл к концу 4-ый день нашего путешествия.

29 июля. Для нас с Лёшей день начался с попыток оживить бензиновую горелку. Поскольку оба мы впервые имели дело с этим дьявольским устройством, то первые попытки закончились без особого результата. Хотя тут я не прав, кое-чего мы всё-таки добились, как то: обильно пропитались бензином, измазались в саже, чуть не взорвали баллон с бензином, после чего экстренно искупали всю горелку в Чуе. Почувствовав некоторое моральное удовлетворение, мы решили временно остановиться на достигнутом и присоединились к Маринке, которая уже успела поджарить на газу яичницу и заварить чай.

Часов в 11 за нами приехала серьёзная машина: ЗИЛ 135. Ещё несколько часов мы потратили в Курае, Макс (водитель) с Костей закупались для верхнего магазина, наконец, загрузив в машину яйца, хлеб и кучу алкоголя, привязав в кузове двоих баранов (ну да, а что в этом такого?), мы с четырьмя девчонками из Новосибирска и с Димой, Костиным знакомым, посреди всего этого великолепия, выехали в Чуйскую долину. Правда, далеко уехать у нас не получилось!

Через первые 20 минут у барашка Гоши проснулись суицидальные наклонности — видимо ему настолько опротивела наша компания, что он в прыжке достойном фильма «Кунг-фу Панда» перемахнул через борт ЗИЛа, чудом порвав при этом привязанную к шее верёвку. Сделав фееричный кувырок на пыльной дороге, Гошан быстро вскочил на ноги и измерил нас презрительным взглядом — примерно в этот момент до мужиков дошло, что еда убегает, — не задумываясь, я, Лёха и Димон перемахнули через борта кузова и пустились в погоню! «@#$, к реке гоните!» услышал я за спиной и пошёл в обходной манёвр слева, краем глаза, замечая, что Лёха обходит справа — так мы и бежали по Курайской степи — впереди баран, а сзади свиньёй 4 мужика (Костя к нам тоже присоединился) Через пол часа я уже начал подумывать о том, какой эффект произведёт наше появление в деревне, но в этот момент меня обогнал ЗИЛ с висящим на подножках Диманом, подпрыгивая на кочках и хлопая бортами по рюкзакам, он таки догнал барана и прижал его к реке. Так закончилось сафари в Чуйской долине...
Когда мы с Лёшей влезли в кузов, Маришка только сказала: «Везёт вам, уже акклиматизировались!» Трудно было спорить....

Через три часа не самой лучшей дороги наш ЗИЛ с винегретом из людей, рюкзаков, еды и бараньих какашек, наконец-то въехал в лагерь.

Альплагерь Актру находится на берегу одноимённой речки, протекающей в одноимённом ущелье (как ни странно) в лиственном лесу. В общем-то это скорее туристический комплекс, а не альплагерь. Там есть всё необходимое — электричество, домики, места для стоянок, баня (1000р/час), магазин (полторашка пива 150р) и даже дрова для костра! Удивило большое количество коммерческих туристов и иностранцев. Но, несмотря на это, всё необходимое для альплагеря там то же есть — инструктора, отряд МЧС, радиосвязь, достраивается методическая комната. Сборы в этом районе в основном проводятся местными федерациями в июне-июле.

30 июля. Пошли на акклиматизационный выход на Голубое озеро (2850м). В проводники нам выдали новосибирских девчонок с Димой. А поскольку ходим мы в 2 раза быстрее — типа спортсмены, то ходить нам пришлось в два раза больше — то не на ту марену залезем, то с тропинки наверх уйдём. В общем, с местностью ознакомились. А озеро красивое очень. Правда зелёное...

Вечером мы весело починяли примус — разобрали на кучу деталей и всё промыли вдшкой, вроде помогло, даже прокаливать не пришлось. Как тут не вспомнить интернациональную присказку туриста: «Three things you need to fix anything in the universe: duct tape, WD-40, and a hammer. Duct tape if it moves and it shouldn't, WD-40 if it doesn't move and should, and the hammer as the last resort».

31 июля. Пошли на открывашку 2А на Стажёров. Костя с нами не пошёл потому что... а не помню уже почему. В общем, он с нами не пошёл, а мы его уговаривать не стали. Записали Маринке руководство. Сходили быстро (мы же спортсмены!) и весело (описания у нас не было).

1 августа. Скальные занятия отменились из-за дождя и, чтобы не терять даром времени, мы решили сдать зачёт по медицине. Несмотря на то, что мы готовились, зачёт довольно быстро превратился в лекцию. На протяжении полутора часов мы получали виртуальные электро-травмы, отрезали конечности, ломали кости... Впечатления смешанные, но день, по-любому, прошёл не зря!

А на обед Марина порадовала нас божественно вкусным борщом! Мы с Лёхой в это время вели деловые переговоры — у соседней группы выменяли маленький столик с огромной зиловской покрышкой в обмен на огромный 10-ти метровый стол с двумя такими же скамейками. Очень удобная вещь покрышка — и сидеть на ней можно и продукты в ней хранить.

2 августа. Скальные занятия. Запёрлись повыше, связались верёвкой, пошли. Крючья с собой не взяли, закладки тоже, мы же спортсмены. Идти нам быстро надоело, и мы решили куда-нибудь залезть. Выбрали стенку повыше и покруче, навесил я на себя камалоты и эксцентрики, да полез. Лезу красиво, быстро, самому нравится. Так красиво лезу, что даже класться не хочется, но надо — снизу уже кричат. Ну, раз надо, мне не сложно — сую камалот в щель и размышляю, какая же классная, универсальная вещь камалот! В общем, это был единственный раз, когда я на этих сборах смог воспользоваться френдом. Лезу я дальше красиво, технично, а сам краем глаза ищу, куда б мне ещё камалот сунуть. А сунуть-то и некуда. Зато под крючья щелей ну навалом! А они внизу лежат, в рюкзаке! Как у Стеценко получается «Крючья у меня были, зато молотка не было, крутой потому что, и закладок не было, потому что крючья были». Запихнул эксцентрик, спасся и вылез наверх. А станцию сделать негде — земля, травка растёт. Эх, лопату бы мне! Прошёл метров 10, нашёл дюльферную петлю. А вниз когда сдюльферяли, я за крючьями сбегал. Пообещал свою кашу за ужином тому, кто заложит самый маленький эксцентрик. Щелей то под него полно, но вот заложить его у меня ни в одну не получилось! Мне кажется, что для этого на одной руке должно быть как минимум 8 пальцев, трое из которых с четырьмя суставами! В общем разыскивается сенсей!

3 августа. Пошли на ледовые занятия на ледник Малый Актру. Всё испортила погода. Мы уже почти вышли на перевал, когда началась гроза с проливным дождём, и мы быстро-быстро свалили вниз, ибо место сие стрёмно бысть велико. Вечером лопали блинчики с вареньем и смотрели фильм про Бэтмена.

4 августа. Костя не смог нам ничего рассказать по маршрутам, зато познакомил нас с замечательными ребятами из Томской федерации. Общались мы главным образом с Евгением Бориславовичем, который рисовал нам UIAA схемы по памяти. Пользуясь его советами, разработали стратегию на несколько дней. Сегодня мы подняли заброску к голубому озеру. Хижина гляциологов оказалась не занятой, поэтому мы кинули там свои вещи. Но палатку мы тоже на всякий случай поставили (палаток у нас было, как и еды, с избытком). А потом спустились вниз в лагерь. План наш был следующий — завтра выходим из лагеря на гребневую 3А на Кызылташ, спускаемся с вершины на озеро к нашей заброске, на следующий день идём 3А на Радистов, а через день туда же 2Б мне на руководство.

5 августа. Наконец-то вышли на гору! Маршрут нехороший. Совсем не учебный, никак не для больших групп. Гребень длинный, но за исключением ключевых участков, не сложный. Если бы не одно но: он страшно сыпучий. Такой разрухи я не видел даже в Узунколе. Местами не связывались, чтобы не пустить камни верёвкой...

Первый ключ на маршруте — пятнадцатиметровый камин с пробками, живыми. Бореславович настоятельно рекомендовал не грузить зацепы, а лезть исключительно в распор. Лезть вызвалась Маринка как самая лёгкая и компактная. Двигая жумар по верёвке и уворачиваясь от камней, я проникся уважением к Марине. Лёха, когда вылез и перестал ругаться, тоже высказался в том духе, что готов отдать свой ужин Маринке (для тех, кто не знает, услышать такие слова от Алексея практически не реально). Дальше были опять скалы, а потом 100-метровая ледовая перемычка, ради которой пришлось одевать кошки. После перемычки должен был быть второй ключ «60м по внутреннему углу», но мы его не нашли, зато нашли гораздо лучше!

Этот участок достался Лёхе. Метров 10 нетривиального лазания, на протяжении которого Лёха заложил френд (он потом вылетел, когда я за верёвку дёрнул) закладку-семечку и умудрился забить крюк, стоя на петельке, накинутой на живой пассив (как-то пошло получилось). Лёха, очевидно, чувствовал себя не очень уютно, потому что крюк этот он забил с двух ударов (честное слово!) да так, что достать мы его уже не смогли... Хорошо еще, что я уговорил Лёху взять с собой крючья — это у него получилась единственная надёжная точка. К сожалению, сомневаюсь, что это крюк будет пользоваться спросом — подозреваю, что вряд ли кто-нибудь в скором времени и трезвом уме полезет на эту стенку. После этого «ключа» мы ещё час полазили по гребню и вылезли на вершину сильно довольные. Погода начала портиться, небо было затянуто облаками, поэтому на вершине особо не задерживались и полиняли вниз. Хочу предупредить, что спуск по «1Б» требует предельной концентрации и осторожности — под ногами всё сыпется и катиться. На снежник мы выходить не стали, опасаясь спустить доску. Маринка утверждает, что крюк таки вытащили...

На Голубое озеро мы спустились очень вовремя, потому что начал накрапывать мелкий дождик. На маршрут из лагеря до ночёвок у нас ушло около 12 часов. Хижину за время нашего отсутствия так никто и не занял, чему мы очень обрадовались. Поужинали и завалились спать. На утро у нас по плану ледовая 3А.

6 августа. Проснувшись в 5 утра, мы решили, что героизм сегодня отменяется — весь наш маршрут снизу и до вершины был затянут облаками. На завтрак доедали остатки вчерашнего ужина — этого нам хватило наесться от пуза. При свете дня был найден абрикосовый джем, доставшийся нам в наследство от предыдущих посетителей хижины. Печенье с джемом и чай из кружки, не вылезая из спальника и не вставая с кровати, (да-да в хижине есть настоящая кровать!) — что может быть лучше? Свежие эклеры с ароматным кофе? Нет, ни какое сравнение!

Обнаружили, что наши соседи, мужики из Новосибирска, таки ушли на маршрут (они собирались на Актру по 3А), несмотря на погоду. Пытались поймать их в эфире, но так и не получилось — видимо нас закрывал от них склон Стажёров. Весь день принимали гостей — поили чаем и угощали вкусняшками. Вечером погода совсем испортилась, пошёл снег. Мы развлекались, играя в игру «из Бесславных ублюдков» — каждому прикрепляют бумажку на лоб с именем персонажа и нужно отгадать, кого тебе загадали. За этим занятием нас и застали мужики, спустившиеся с Актру. Усталые и замёрзшие они даже не удивились увидев у нас на лбу надписи «Дядя Стёпа», «Юрий Визбор» и «Одиссей». Напоили их чаем и накормили остатками обеда, когда мужики немного оттаяли — рассказали, что до вершины так и не дошли, решили валить вниз из-за портящейся погоды. Очень правильно мужики сделали, потому что за то время, что мы пили чай, выпало 15 см снега, местность преобразилась до неузнаваемости, а наш маршрут еще вчера задорно поблёскивающий льдом, сейчас представлял ровную белую матовую поверхность

7 августа. Проснулись в 6, небо стандартно затянуто облаками. Решили не обращать внимания — алтайская погода такая внезапная! может через час развеется. И действительно, развеялось. В 7:30 уже были под маршрутом, одевали кошки. Надо было быстро проскочить первые несколько верёвок, где была опасность словить камень из «гнезда», с чем мы успешно справились до того как солнце осветило наш склон. А вот когда осветило, лично я немного напрягся. Посудите сами — крутой ледовый склон со свежевыпавшим снегом, подтапливаемый солнышком — снег на таком склоне долго не задерживается. В общем, быстро и осторожно, нигде не подрезая склон, прошли 6-7 ледовых верёвок, лидируя по очереди. Надо сказать, что чувствовал я себя довольно глупо, ковыряясь фифой по локоть в снегу. Вышли на вершину часов в 12. Красота неописуемая. Полюбовались и пошли спускаться по 2Б. На спуске под снегом уже вовсю текли ручьи. Когда пришли на озеро, я из своих носков и ботинок пол литра воды вылил.

Где-то около 6 спустились двое Томичей, ходивших на ледовую тройку. К нашему удивлению, вместе с ними в хижину ввалилась Умка — Костина собака. Потрясающее животное, обожает ходить в горы. Но это была её первая тройка и такого крутого льда она явно не ожидала — ребятам пришлось тащить её полиспастом в рюкзаке.

В 8 вечера думали идти спасать группу новичков, ушедшую на 1Б на Кызылташ, но, к счастью, они спустились самостоятельно.

8 августа. Пошли на 2Б на Радистов, под моим руководством. Ночью сошло несколько небольших лавин со склонов Радистов — видно их выкаты внизу. Несмотря на хреновую погоду, за пару часов прошли ключевой участок, но на вершину не пошли — надо было подрезать склон. И правильно сделали: вчера прочитал на Риске, что на этом маршруте засыпало лавиной троих альпинистов... Вечная память ребятам!

Пообедав, быстро собрались и побежали вниз.

9 августа. Устроили помывочный день. На обед настоящий кисель из варенья. Пол дня бегали по лагерю — выясняли, где бы нам найти две тройки Б, помог нам опять Евгений Бориславович, который вкратце обрисовал ситуацию следующим образом: в районе всего 2 3Б, которые доступны сейчас для восхождений: на ДВС и траверс ДВС-Крылья Советов. Но для того чтобы попасть в этот цирк, надо было перебродить горную речку Актру, что почему-то останавливало большинство восходителей — в этом сезоне там никого не было. Евгений предложил нам такой вариант-сходить на ДВС по 3Б, а оттуда сразу траверс на Крылья и обратно. Одним словом, два маршрута в один день. Пошли к дяде Юре, главному спасателю, утверждать план.

10 августа. Планировали ранний выход, чтобы пересечь речку по малой воде, но из-за плохой погоды вышли поздно. Актру бродили двумя альтернативными путями — Лёха с Мариной пытались перепрыгивать по камням, Лёхе это даже удалось не замочившись. А я просто переобулся в сандалии, перешёл в них, потом опять переобулся в ботинки. Ногам приятно и ботинки сухие. Дальше пару часов бродили в моренных лабиринтах, но таки поднялись до Хициана, где нашли шикарное место для ночёвок. Вчера здесь опять выпал снег, поэтому зелёная палатка казалась неестественной посреди белого великолепия ледника и снежно-ледовых стен цирка. Весь вечер, каждые пять минут вокруг ухало и бухало, катились камни и лавинки. Но на нашем маршруте всё было чисто. Легли спать пораньше, потому что делать было нечего. Кое как залезли втроём в 2-а состёгнутых спальника в маленькую Маринкину палатку и уснули.

11 августа. Утром тихо, хорошо, небо безоблачное. Под маршрут подошли быстро — снег за ночь превратился в фирн, ходить по которому одно удовольствие. Шли связавшись, трещин на леднике много. По ледовому кулуару поднялись на гребень, завинтив несколько буров и дальше на ДВС. Ключевую верёвку полез я, разумно аргументировав «моя очередь!» около 60 метров снежного крутого (около 60 градусов) склона. Обидно, что до льда не докопаться, страховка только на ледорубе. Ну и самое приятное — наверху снежный карниз полуметровый, в котором надо дырку ковырять. Ковырял-ковырял, за шиворот себе снега насыпал, за очки засыпал, только что в трусы не засыпал. Ну и ребят с удовольствием посыпаю. Наконец проковырял, вылез кое-как, а там наверху снежное плато, ровное как стол. Вершинный тур мы не нашли, зато нашли тур 2000-го года такой же группы, которая не нашла тур. Перекусив сухофруктами, отправились дальше на Крылья Советов. Обе эти вершины очень красивые, с огромными снежными надувными карнизами, маршрут пешкодральный по гребню. Один раз чуть не свалился, вовремя сработал рефлекс и я повалился направо, когда нога ушла сквозь карниз. Дальше опять снежно-ледовый взлёт через бергшрунд и вот она вершина. Оба маршрута, если честно, на 3Б не очень тянут. Зато очень красиво. Тура мы опять не нашли под снегом, сделали свой.

Спускались там же, не без приключений — Лёха сломал кошку (уже вторые сборы подряд между прочим!) и мы с Маринкой спускали его парашютиком, поэтому спуск затянулся. Пообедали и неожиданно решили валить вниз. Быстро собрали вещи и пошли. Переправились через речку, вышли на нахоженную тропу и побежали, чтобы успеть спуститься до темноты, к восьми были в лагере. Когда мы в мыле с огромными рюкзаками ввалились в лагерь, нас уже не спрашивали как обычно «Ну что, с Купола спустились» (На Купол из лагеря идёт самая доступная единичка, пользуется необычайной популярностью)

На этом мои восхождения закончились, на следующий день я уехал в Москву. А Лёха с Мариной еще сходили несколько маршрутов...

12 августа. Отдыхаем. Думали сдавать спасы, но оказалось некому.

Дядя Юра, уникальный мужик. Говорят, к нему приходила одна из инструкторов, с требованием не пускать нас в холодный угол, так он её отшил. Спокойный и невозмутимый, как не придём, всегда в преф режется под пиво. В общем, настоящий спасатель! Когда пришли к нему после маршрута, он нас попросил описание нарисовать, говорит на Крылья последний раз в 80-м году ходили... Вечером узнали у Кости, что он собирается завтра на двойку со значками. Ну Лёха сразу к нему с вопросами — ему руководство сходить надо. Костя не дурак, давай говорит, ты завтра ребят моих сводишь и руководство тебе запишем. А Лёха тоже не дурак, согласился.

13 августа. Встал сранья, ребят на подвиг благословить. Позавтракали, пришли к Костиному домику, где встретиться оговорено было. Лёха инструмент ледовый к рюкзаку прицепил для авторитету, страх на новичков нагонять. А Костя со вчерашнего протрезвал маленько видать, на небо с облаками показывает и говорит, мол, погоды нет. А мы уже тоже прошаренные, какая, мол, погода на Алтае, говорю. Тучи-облака, а через час может уже развеется! Пусть под маршрут подойдут, а там посмотрят. И так это я уверенно сказал, с таким знания вопроса (ну так не самому же в гору идти), что Костя дал добро. Кстати действительно развеялось.

Машину до Курая мы с Диной из Новосибирска нашли только к двум часам, я в это время уже начал волноваться за ребят и каждые два часа бегал узнать про связь. Как раз перед тем, как заскочить в машину, Димон сказал, что ребята на вершине, «состояние группы удовлетворительное». Несмотря на то, что было очень интересно, кого же они там удовлетворили, пришлось залезать в кузов 66-го. Несколько часов я занимался родео в кузове с сомнительными бортами, кое- как связанными верёвкой, Динка ехала в кабине. Потом рассказывала, что после очередного опасного поворота дороги Слава, наш водитель обронил вскользь «После землетрясения грунт обвалился, а в этом месте дорога — 3-и метра земли висящих над обрывом. Три года ездим, пока не обвалилось». Так что мне повезло, что я ехал в кузове и об этом не знал. В одном месте Слава остановил машину — вылезай, говорит, — шишки собирать будем! Мигом взобрался на верхушку кедра и тут же сверху в огромном количестве посыпались шишки, еще зелёные и смолистые. Слава сказал, что они еще должны полежать пару месяцев, чтобы созреть, но я не удержался — разгрыз одну. Очень вкусно, правда, почти нисколько не похоже на вкус тех кедровых орешков, что продают у нас в магазинах.

(Потом в никитском ботаническом саду меня ждало разочарование — оказывается, Кедров у нас в России нет! То, что у нас называют кедром, на самом деле сосна, которую указом Петра переименовали в кедр... Это как узнать, что деда мороза не существует!)

Когда спустились из ушелья, Слава показал нам свой аил — так называется алтайская юрта. Сделанный вручную каркас, обитый войлоком, а посередине буржуйка. Этот аил Слава сдаёт туристам, часто, говорит, спортсмены приезжают по горам бегать, гемоглобин повышать. А прошлой зимой немцы жили. Слава рассказывает:
— Они меня спрашивают какая температура
— А я их пугать не стал, говорю — 30!
смеётся — Поверили!
Я уж не стал спрашивать, сколько на самом деле было...

По Чуйской долине мы с ветерком промчались на уазике, Слава гнал местами до 80 км/ч, а рессоры мягко отрабатывали все неровности. Вот это машина! В Курае сняли номер, нам он стоил по 400 рублей с человека. Номера чистые и прибранные, стоит современная мебель. При входе в гостиницу обязательно снимать обувь. Вот только душа у них нет. Поэтому мы с Диной бесцеремонно по очереди мылись под краном во внутреннем дворике, местный персонал возразить побоялся. На ужин приготовили себе пюре с молоком, пожарили охотничьи колбаски и купили бутылку дешёвого вина (оно нам показалось очень вкусным). Ночью я спал как убитый.

14 августа. Встали в 5, быстро позавтракали, персонал будить не стали и по-тихому свалили через калитку на заднем дворе. Вышли на дорогу, ждать автобус. Присели на обочине рядом с двумя такими же ребятами: парень с девушкой. Парень из Франции оказался, а девушка местная, из Барнаула. Так и сидели вчетвером, полулёжа на рюкзаках и любуясь пейзажем. Солнце уже осветило Северо-Чуйский хребет на севере и Курайский на Юге, вдалеке блестел снег на склонах Кызылташа, а в долине потихоньку развеивался туман. Временами тишину разрывало истошное мычанье коровы, а потом всё опять смолкало. Такое можно увидеть только на Алтае и уже только ради этого стоило сюда приехать...

А потом долгие-долгие 14 часов на автобусе. С Диной мы попрощались в Горно-Алтайске. А потом был самолёт, где к моему удивлению, у меня не было перегруза даже с тремя килограммами шишек. И, наконец, Москва...


Теги: Алтай

Возврат к списку